Первая стадия – стадия пищевого возбуждения
Эту стадию, с ее патофизиологическими проявлениями, можно назвать первичной ориентировочной адаптационной реакцией, так как лишением пищи организм подвергается чрезвычайному воздействию, на что и следует неспецифическая защитная реакция организма, определяемая по Г.Селье (1936) как стресс-реакция. По мнению Ф.З.Меерсона (1981), стресс-синдром является начальной стадией адаптации организма к экстремальным условиям. Увеличивается экскреция адреналина, норадреналина и их предшественников с мочой в результате активации симпатоадреналовой системы.

Во время этой стадии, длящейся обычно 2-3 дня голодающие испытывают чувство голода, урчание в животе. Иногда усиливается раздражительность, ухудшается сон, в дальнейшем учащаются пищевые сновидения, иногда учащается пульс, могут появиться головные боли. Вообще, при голодании, и при любом самочувствии сон может укорачиваться. По Fahmer Н. нейрогормональная перестройка при голодании воздействует точно на те же самые точки, что и современная психофармакотерапия. В процессе голодания задерживается образование серотонина, и задерживается накопление его в головном мозге. Благодаря этому фаза глубокого сна укорачивается. В результате обменных процессов норадреналин выделяется ночью в увеличенном количестве, и поэтому сновидения известным образом оживляются, а настроение становится приподнятым и спокойным. Артериальное давление, в зависимости от исходного, имеет часто тенденцию к повышению, особенно если это связано с изменением гемодинамики за счёт учащения числа сердечных сокращений и повышения периферического сосудистого сопротивления в результате начинающейся активации симпатического отдела вегетативной нервной системы, что проявляется в увеличении экскреции адреналина, норадреналина и их предшественников с мочой. Газообмен и лёгочная вентиляция увеличиваются.

Голодающие теряют до 1 кг веса тела в сутки, диурез повышен. На языке начинает появляться слабый налёт сероватого цвета.
Изо рта определяется слабый запах ацетона, при лабораторном исследовании мочи обнаруживается ацетон (+ или ++).

Вторая стадия – стадия ацидотического сдвига
Её можно рассматривать как стадию адаптивных возможностей на фоне нарастающего кетоацидоза, по той причине, что в этом временном промежутке организм активно мобилизует свои «потаённые» возможности. Вегетативная нервная система является одной из важнейших систем адаптации. Для этой стадии, по сравнению с другими, характерно более частое возникновение побочных действий и связи с возможной дизадаптацией на фоне активации симпатоадреналовой системы, когда выброс катехоламинов вкупе с кетоацидозом находят в организме какую-то «мишень». Иногда в роли такой «мишени» оказывается сердце, как наиболее уязвимое из-за активации симпатического отдела вегетативной нервной системы, – повышается ее тонус, а сердце на это обязательно отреагирует или синусовой тахикардией, или, что бывает реже, другим нарушением ритма. Органы кровообращения и дыхания во время голодания несут повышенную нагрузку, что предъявляет повышенные требования и к регуляторным функциям. Ритм сердца и частоту пульса, словом, сердце, можно считать «индикатором устойчивости» на выбранном курсе. В дневнике самонаблюдения, который ведется с первого дня начала лечения, в соответствующей графе отмечается частота пульса, измеряемая сразу по просыпании, не вставая с постели.

В этой стадии отмечается тенденция к нормализации ранее повышенного А/Д, а у лиц с достаточной адаптивностью и некоторое урежение пульса.

Во второй стадии могут «оживиться» и ранее перенесенные заболевания в виде травматических повреждений, – появляются неинтенсивные ноющие, тянущие боли в местах бывших переломов или иных травм. И почти у трети голодающих, в основном женского пола, к вечеру и в ночное время, делая сон прерывистым и беспокойным, возникают тянущие боли в бедренных мышцах, – «беспокойные ноги» (Fahmer Н.), а также неинтенсивные ноющие боли в пояснично-крестцовом отделе позвоночника, особенно в ночные часы.
Возможно, это связано с высвобождением из мышечной ткани аминокислот в виде аланина, которое приходится на ночное время.

Эта стадия обычно продолжается с четвертого по девятый – десятый день полного воздержания от пищи. С третьего – четвертого дня значительно снижается или полностью исчезает чувство голода, белым или желтовато-белым налетом покрывается язык. Могут появиться головные боли, тошнота, некоторая слабость – преходящие, или через несколько часов, или в течение одних – двух суток, особенно после прогулок на свежем воздухе и приёма щелочной минеральной воды. Укорачивается сон, но недосыпание не ощущается. Учащается дыхание, – таким компенсаторным способом удаляется накапливающаяся углекислота, один из компонентов ацидоза. У большинства голодающих склеры становятся субиктеричными. Интенсивнее становится налёт на языке, – белого или серого цвета, ощущается запах ацетона. Появляется сухость языка, губ, кожных покровов. Потеря в весе ежедневно в среднем составляет 0,5 кг. В какое-то время, в связи с ухудшением общего самочувствия и появлением дискомфорта, приходит мысль прекратить эти «мучения» и вволю поесть, что часто и удаётся, но только в пищевых сновидениях, обрывающихся при просыпании с чувством «раскаянности» в совершённом проступке. В части случаев это проявления психологической неподготовленности голодающего. Следует помнить, что эти неприятные ощущения при голодании физиологически обусловлены и быстро преходящи. Такие субъективные «невзгоды» связаны с развивающимся кетоацидозом, который обычно к десятому дню, с некоторой девиацией, достигает максимальных значений, и может через короткое время, – в течение нескольких часов или через сутки -удалиться. Это клиническая картина развивающегося ацидотического криза на фоне выраженной гиперкетонемии голодания. Ацидоз при этом носит компенсированный или, непродолжительное время, субкомпенсированный характер. Для улучшения самочувствия, кроме питья щелочной минеральной воды, с целью уменьшения тошноты проводятся две очистительные клизмы – одна утром, вторая вечером.

В процессе голодания организм старается освободиться от ненужных ему промежуточных продуктов метаболизма и накопленных в течение жизни, не только лишних, но и вредных для него веществ, так называемых «шлаков», самыми различными путями- через легкие, почки и кишечник, а также через кожу. Кишечное содержимое после клизмы и моча могут иметь очень неприятный запах, а в выдыхаемом воздухе кроме запаха ацетона примешивается другой, более тяжелый. В этой стадии кал тёмный в виде комочков после клизмы, иногда может быть спонтанный самостоятельный стул, что указывает на неполное очищение кишечника, а длительное пребывание каловых остатков в кишечнике вызывает чувство голода. Продолжительное наличие каловых остатков может вызывать ухудшение общего самочувствия в связи с возможным поглощением из кишечника ядовитых продуктов. За это время под воздействием кишечных бактерий происходит сбраживание и гниение остатков пищи. При этом из триптофана возникает индол и скатол, из тирозина – крезол и фенол, из орнитина – путресцин и из лизина – кадаверин. Обычно кишечный барьер препятствует поглощению этих ядов. Выведение их происходит через предварительную нейтрализацию в печени через реакцию с серной кислотой, и дальнейшим выделением с мочой. Это удаление ядов из кишечника было названо Хоффом кишечной аутоинтоксикацией. Сверх того, Гротом были обнаружены бактерийные продукты распада белка в сыворотке крови, попадавшие из кишечника в форме ароматических соединений. В таких случаях утренняя и вечерняя клизмы очень необходимы. Удельный вес мочи несколько возрастает, реакция мочи на ацегон резко положительная.

Третья стадия – стадия компенсации или выравнивания
Её ещё можно назвать стадией устойчивой стабилизации. После переломного момента – так называемого ацидотического криза, – «квинтэссенции» неприятных ощущений, самочувствие значительно улучшается, что проявляется полным исчезновением физической слабости, значительным уменьшением симптоматики заболевания, улучшением настроения и сна, прибавлением уверенности в «чудодейственном» значении голодания. Наступил адаптивный период эндогенного питания. Всё это приводит к некоторому эйфоричному настроению, чувству лёгкости и выносливости, которые сопровождают голодание. Удаление от ежедневных обязанностей и забот, от обычной среды и прежде всего возможность побыть совершенно самим собой, являются важными предпосылками для этого. И это все, включая развивающееся «охранительное торможение» по И.П.Павлову, ведет к своего рода раскрытию «психологического зонтика». Потеря в весе составляет 0,3-0,5 кг в сутки; диурез несколько увеличивается, а удельный вес снижается, реакция на ацетон в моче положительная или резко положительная. Выявляется тенденция к нормализации А/Д и частоты пульса, а при сформировавшейся адаптации к голоданию часто отмечается брадикардия. Повышается толерантность к физическим нагрузкам, ощущение прилива сил, – “готовы горы свернуть».
При таком хорошем самочувствии и наступившей высокой адаптации к голоданию, голодающий продолжил бы голодать ещё и ещё, но вновь появившееся настойчивое чувство голода, а у некоторых – полное очищение языка от налёта, появление свежей окраски кожи лица, пищевых сновидений, гиперсаливации, повышенной раздражительности и общей слабости, а также почти полное прекращение выделения кала после клизмы, – свидетельствует о появлении клинических признаков завершения голодания, в связи с чем оно должно быть прекращено, и необходимо начинать восстановительное питание. Эти признаки очень часто можно увидеть «отражёнными» на лице больного: посвежевшая, более нежная кожа с матовым оттенком, «помолодевшие» глаза с чистой, и с некоторым оттенком голубизны, склерой.
Длительность этой стадии индивидуально варьирует, и зависит от исходной массы тела, возраста, «податливости» клинических проявлений заболевания, особенностей реактивности организма. Обычно она лежит в границах от 8-10 до 18-21 дней голодания. Окончание её знаменуется появлением клинических признаков завершения голодания и если они по времени соответствуют уменьшению или полному прекращению клинических проявлений заболевания, то мы добились значительных качественных положительных «преображений» в организме.